Практика

Из практики адвокатов МКА «Каганер и партнеры»

1. К адвокату Губанову В.А., за правовой помощью обратился подполковник вооруженных сил РФ А-ков, в отношении последнего было возбуждено уголовное дело по ст.159 ч.4 УК РФ. По окончанию предварительного расследования, несмотря на заявленное адвокатом Губановым В.А. ходатайство о прекращении уголовного дела, данное уголовное дело по обвинению п/п-ка А-кова направлено в 235 гарнизонный военный суд.

235 гарнизонным военным судом, уголовное дело в отношении п/п-ка А-кова было рассмотрено. В защитительной речи, в прениях, защитник-адвокат Губанов В.А. привел суду анализ собранных по делу доказательств и просил суд оправдать своего доверителя, в виду грубейшего нарушения органом предварительного расследования норм материального права и процессуального права. Что в судебном заседании, не установлены и не исследованы доказательства, подтверждающие прямой умысел и корыстную цель. Субъективная сторона деяния не доказана, что влечет отсутствие состава преступления. Суд, отверг доводы защиты и приговором суда п/п-ник А- ков был признан виновным и осужден по ст.159 ч.4 УК РФ. Суд, так же удовлетворил иск на сумму 4 467 465 рублей и приговором суда постановил взыскать с осужденного указанную сумму.

Приговор 235 гарнизонного военного суда, адвокатом Губановым В.А. был обжалован в апелляционной инстанции Московского окружного военного суда, где просили судебную коллегию по уголовным делам, оправдать п-ка А-кова. В процессе рассмотрения апелляционной жалобы, Московский окружной суд согласился с доводами защитника-адвоката Губанова В.А., несмотря на возражение стороны обвинения и 19 декабря 2014 г. было оглашено апелляционное определение, которым приговор 235 гарнизонного военного суда был отменен, а уголовное дело в отношении п-ка А-кова было прекращено. Оправданному А-кову разъяснено право на реабилитацию.

2. В широко известном деле по обвинению Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л., слушавшемся в 2009-2010 гг в Хамовническом суде города Москвы подсудимым 14 мая 2010 года был в очередной раз продлен срок содержания под стражей, несмотря на то, что с апреля 2010 года в УПК РФ были внесены изменения, запрещавшие по общему правилу содержать под стражей лиц, обвинявшихся в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности.

Эти незаконные действия защита обжаловала сначала в кассационном, а затем и в надзорном порядке, однако Московский городской суд, включая его Президиум, отказывал в удовлетворении жалоб.

В итоге адвокат Ривкин К.Е. вместе с работавшей по делу коллегой, представляя интересы Лебедева П.Л., был вынужден обратиться в Верховный Суд РФ, который 13 сентября 2011 года вынес определение и отменил все ранее состоявшиеся судебные решения, признав незаконным содержание Лебедева под стражей на основании указанного постановления Хамовнического суда.

Кроме того, выступая на заседании Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, адвокат Ривкин К.Е. поставил вопрос о необходимости принятия предусмотренных УПК РФ мер к председателю Московского городского суда О.А.Егоровой в связи с допущенными грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Суд согласился с этим предложением и вынес в её адрес частное определение.

3. В 2011 году команда адвокатов под руководством Ривкина К.Е. приняла на себя защиту адвоката И., обвиняемого в совершении преступлений в сфере экономики. После завершения расследования, следователи Следственного комитета РФ передали уголовное дело в Генеральную прокуратуру РФ для утверждения прокурором обвинительного заключения и направления дела в суд.

Однако, в связи с выявленными защитой масштабными и грубыми нарушениями закона при осуществлении уголовного преследования И., адвокаты МКА «Каганер и партнеры» приняли решение направить в Генеральную прокуратуру РФ ходатайство с требованием вернуть дело в Следственный комитет РФ.

В результате, решением заместителя Генерального прокурора РФ Гриня В.Я. было отказано в утверждении обвинительного заключения и передаче дела в суд. «В связи с выявленными нарушениями уголовно-процессуального законодательства» дело было возвращено в Следственный комитет РФ.

4. В деле о якобы имевших место злоупотреблениях организованной группы лиц, занимавшихся перемещением различных товаров через таможенную границу России, адвокат Ривкин защищал начальника таможенного поста К-на. Дело находилось в производстве Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ. В ходе расследования К-ну было предъявлено обвинение по ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий), максимальная санкция – 10 лет лишения свободы.

Защита строилась на том, чтобы доказать отсутствие существенных нарушений требований таможенного законодательства и отсутствия какого-либо ущерба, что исключает возможность наступления уголовной ответственности.

Так, при назначении следователем таможенно-экономической экспертизы адвокатом Ривкиным было заявлено ходатайство о постановке перед экспертами ряда дополнительных вопросов. Основной из них – возможно ли при отсутствии товара достоверно установить его таможенную стоимость? Ходатайство было удовлетворено, и в результате проведения экспертизы на поставленный крайне важный вопрос был дан отрицательный ответ.

В итоге следствие было вынуждено прекратить в отношении К-на уголовное преследование, о чём было вынесено постановление.

5. В суд был подан иск о признании договора купли-продажи квартиры недействительным. Истец мотивировал исковые требования тем, что якобы сделка была совершена под влиянием угрозы привлечения его супруги в качестве обвиняемой по уголовному делу. Однако на момент предъявления иска квартира уже была перепродана. Истец потребовал признать недействительными оба договора. На спорную квартиру судом был наложен арест.

К участию в деле в качестве соответчика был привлечен конечный приобретатель квартиры, интересы которого представлял Купрейченко С.В.

Ознакомившись с материалами дела, Купрейченко С.В. установил, что его доверитель является добросовестным приобретателем. Это означало, что исковые требования были сформулированы неправильно, поскольку из постановления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 года №6-П следовало, что права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием механизма признания сделки недействительной.

Однако отказ в иске с данной формулировкой не поставил бы точку в возникшем споре, поскольку в дальнейшем истец смог бы обратиться с виндикационным иском (об истребовании квартиры из владения добросовестного приобретателя).

Поэтому в судебном заседании была избрана иная тактика. Благодаря слаженным действиям представителей ответчиков в суде было установлено, что еще за несколько лет до предъявления иска истцу было известно о факте прекращения уголовного дела, по которому его жену якобы угрожали привлечь в качестве обвиняемой.

Таким образом, годовой срок исковой давности для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием угрозы, истек задолго до предъявления иска, поскольку после прекращения уголовного дела мнимая истцом угроза просто не могла существовать.

В связи с указанным обстоятельством в судебном заседании было сделано заявление о пропуске срока исковой давности, что повлекло отказ в заявленных исковых требованиях и снятие ареста со спорной квартиры.

6. К адвокату Купрейченко С.В. обратился за юридической помощью клиент, обвиняемый в нанесении потерпевшей побоев из хулиганских побуждений. Факт нанесения побоев обвиняемый признал. Ознакомившись с материалами дела, адвокат пришел к выводу о необоснованности квалификации дознавателем действий обвиняемого как совершенных из хулиганских побуждений в связи с тем, что преступление было совершено в ночное время на пустынной улице, в отсутствие свидетелей, а самим побоям предшествовали явно провокационные действия потерпевшей. Как из показаний потерпевшей, так и из показаний обвиняемого следовало, что побои стали результатом вызванного потерпевшей приступа ревности, на фоне интимных отношений, существовавших между обвиняемым и потерпевшей на протяжении длительного времени.

По итогам согласования позиции по делу со своим доверителем, адвокатом было принято решение добиваться примирения сторон с последующим прекращением уголовного дела по данному основанию.

Потерпевшая, категорически не шедшая на контакт с ранее участвовавшими по данному делу адвокатами, и не желавшая встречаться с обвиняемым и решительно отвергавшая перспективу примирения, согласилась провести переговоры по вопросам примирения и заглаживания причиненного вреда с адвокатом Купрейченко С.В.

В результате проведенных переговоров было достигнуто примирение сторон, а причиненный вред — заглажен. Однако прекращение уголовного дела с данной квалификацией законодателем было поставлено в зависимость от решения суда.

В судебном заседании адвокат Купрейченко С.В. доказал факты примирения и заглаживания причиненного вреда, а также опорочил необоснованную квалификацию содеянного как совершенного из хулиганских побуждений.

В результате судом было принято решение о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, а доверитель назвал этот день своим вторым днем рождения.

7. К адвокату Купрейченко С.В. обратился генеральный директор компании, ставшей жертвой незаконных действий таможенного органа, отказывавшегося возвращать незаконно удержанные таможенные платежи, несмотря на то, что ранее судом решение таможенного органа об удержании этих денежных средств уже признавалось незаконным. Свой письменный отказ сотрудники таможенных органов мотивировали тем, что денежные средства были удержаны якобы на основании другого документа, нежели чем указано в состоявшемся решении суда.

По итогам ознакомления с представленными материалами адвокатом было установлено, что таможенный орган в своем отказе анализирует мотивировочную часть состоявшегося судебного акта. Пытаясь вместо исполнения судебного решения дать собственную оценку юридическим фактам и доказательствам ранее уже исследованным и оцененным судом, таможенный орган грубо нарушал ст.16 АПК РФ, закрепляющую общеобязательность судебных актов арбитражного суда.

В связи с этим адвокатом было подготовлено заявление об оспаривании действий таможенного органа, в котором было обращено внимание суда на то, что отказывая в возврате излишне уплаченной суммы таможенных платежей, таможенный орган фактически уклоняется от исполнения судебного акта, вступившего в законную силу. При этом в заявлении было подчеркнуто, что незаконные действия таможенного органа по уклонению под надуманным предлогом от возврата уплаченных денежных средств по своему существу являют собой акт вмешательства в исключительную компетенцию суда.
Указанное заявление было судом удовлетворено, действия таможенного органа были признаны незаконными, а денежные средства — возвращены.